?

Log in

No account? Create an account
Ни с того, ни с сего -  на пьяную голову, - еще полгода назад нарассуждала, эк меня угораздило. Хотела отредактировать, но за истечением срока давности стало лень. Читайте, дивитесь сим барахлом:
Основа рассуждения - статья некого Д.Селезнева (http://man-info.ru/zhenshhina-i-nravstvennost). Едва ли она вызывает что-то кроме скабрезного смешка, ну да б-г с ним...захотелось мне вступить в полемику, хоть ты тресни!
Мнение Д. Селезнева, пришедшего к выводу, что женщина и нравственность – понятия несовместимые, активно цветет и разрастается сквозь многовековые художественные произведения, а также труды обще- и частнофилософского содержания. Давайте разбираться, а имеет ли место быть сей тезис?
Автор статьи умело оперирует цитатами классиков, чтобы доказать положение женщины в пищевой цепочке – где-то в районе насекомых. Например, пчел. Он не утверждает, что женщины зло, отнюдь. Женщины, как и пчелы, весьма полезные для общества существа. Более того, за ними интересно наблюдать, и некоторые из них, о чудо, обладают феноменальным (для своего вида) интеллектом и умением быстро устанавливать социальные контакты с представителями своего и других видов. Однако, если очень долго вглядываться, опять же по мнению Селезнева, можно прийти к выводу, что мужчины выросли над своими биологическими функциями, а женщина осталась в своей пещере, в своем улье, раковине, под водой - с ластами и жабрами. Как именно это произошло, автор не стремится пояснить, лишь дает понять, что патриархальное общество издревле разглядело безнравственную природу женщины и всячески пыталось пресечь дьявольские инсинуации в поведении женщин. До кучи тот самый патриархальный устрой априори отвергал возможность потенциала особей женского полу в каких-либо других сферах, кроме быта и деторождения. Но это же пчелы… Что с них взять? Никто не ждет, что они начнут говорить…
Однако, забавно в моем рассуждении то, что каждая мысль, которую хочется здесь произнести в противовес мнению Селезнева, будет изначально звучать как глубочайший феминизм. Этого мне хотелось бы избежать. Отчасти потому что защищать женщин я не намерена. Не хочу я вставать и на сторону мужчин. …Ну, как минимум этого одного. Не тянет поддерживать дураков.
Хотя бы потому что аргументы он подкрепляет весьма сомнительными цитатами.
Сравните сами. Мнение МУЖЧИН о ЖЕНЩИНАХ он иллюстрирует идеями Чехова и Ломброзо. Подлая игра "в классики", не правда ли? Кто ж пойдет наперекор им?!
Вот мы и думаем вслед им, что «Жена есть жена. Она честная, порядочная, ну, добрая, но в ней есть при всем том нечто принижающее ее до мелкого, слепого, этакого шершавого животного. Во всяком случае, она не человек.»
Чуть ниже, мнение ЖЕНЩИН о ЖЕНЩИНАХ он берет – откуда? Из женских форумов, таким образом, изначально НАМЕРЕННО выбрав очень специфичную категорию женщин – этаких трутней, от которых адекватной точки зрения и объективной оценки ситуации можно и не ждать. Эти дамочки подседают на уши друг к другу со своими highly intellectual историями, потому что а) больше не к кому, б) всем остальным они уже все рассказали, в) не знают других способов занять себя и свой мозг. Возможно, у некоторых из них и есть понятие нравственности, а также какие-то паттерны нравственного поведения в системе, но их требования и требования их окружения изначально сведены к нулю. Они смотрят друг на друга и на тех особей, которые решили попрать устои патриархального общества  («кутить», вести себя как мужчины, не думать, как тебя воспринимают другие), и думают «А почему бы и мне не попробовать? Ведь никто не заметит…»
Ну, то есть вы видите? Такая легкая диспропорция в аргументации…
Итак, уважаемые знатоки, вопрос. А неужели нет мужчин, которые ведут себя точно так же? Мужчин, которые уступают своим принципам и идут на поводу у своего окружения? Мужчин, для которых «такие понятия как "честность", "пассионарность", "альтруизм", "истина", "дружба", "взаимовыручка", "порядочность" – все-таки пустой звук?
Почему изначально мы должны делить людей СНАЧАЛА по гендерному признаку, и только потом – по качествам, которые их отличают? Нельзя ли опустить первый пункт, хотя бы чисто из тех соображений, что мы все – те еще гаденыши? Дети, взрослые, старики, азиаты, эскимосы, прямоходячие, одноногие, глухие, мастера спорта, художники, инженеры, продавщицы.  Твари, без исключения.
Раз Селезнев был такой молодец, что в псевдофилософской статейке решил упомянуть себя любимого в качестве образца современного культурно и интеллектуально развитого мужчины, то чем я хуже?
Я женщина. Мне так сказали. Соответствующие органы имеются. С картинкой в учебнике биологии совпадают. Мне когда-то сказали, что все женщины должны рожать, а все мужчины должны кормить их потомство, ну и иногда уходить на войну.
Что я поняла к 26и годам? Я не хочу быть женщиной. В равной степени как я не хочу быть и мужчиной. Я не против быть человеком. Почему-то кажется, что это самое нейтральное и – самое разумное? – что только можно выбрать. И я бы отнюдь не возражала, если в оценке моих поступков избегали гендерного подтекста.
Это как если бы я смотрела на животных, рыб, злосчастных пчел.
Что я вижу? Я вижу пчелу. Она полосатая, у нее есть крылья. Если приблизиться (коли не зассал), то увидишь, что она мохнатенькая. Она летает. И делает свою работу. А то, что ты мудак, на нее пялишься, ее вообще не колышит. Чтобы выжить, ей нужно собрать нектар и припрятать в ячеечку сот. А когда у пчелы будет свободная минутка, она сядет на улей, посмотрит, и подумает, какие они молодцы с остальными пчелами, раз построили такой классный дом. Да, есть трутни. Они тоже делают свое дело. В отличие от рабочей пчелы они как-то совсем не летают и не заботятся о пропитании, но они тоже делают свое дело. Поэтому не будем трогать друг друга и решать, кто важнее.
А я ПРОСТО пчела. В рое, но готовая на большее, чем большинство. Я чувствую в себе силы сделать – для искусства, для литературы, для науки.  Так вот получилось, что нам (усилиями мысли) получается сейчас выбирать разные функции.
Женщины, которые лишены нравственного стержня, лежат чаще всего там же, где и мужчины без оного стержня. Бывает, женщины ошибаются и оказываются не в тех покоях. Бывает, наоборот. Но все это одна серая безнравственная, и отсюда – БЕСФОРМЕННАЯ масса. Если держать себя в руках, то поглотит ее пучина морская, а ты как-нибудь выплывешь.
Я надеюсь.
Ибо, падре, я согрешила. Много раз. И мне это понравилось. Я лгала – другим людям, и, что страшно, себе. И лгу до сих пор. Потому что боюсь показаться себе хуже, чем я есть. А то и так же уж очень страшно. Я держу в голове каждый из тех случаев, когда я поступала плохо из своих коростных побуждений, и впрочем, когда поступала хорошо, зная, что это оценят, как хороший поступок, я тоже помню. Все я это делала специально, и от того мне вдвойне противно быть собой. И это правильно. Всегда должно быть что-то, что чувствовать тебя гнилью, которая растет на гнили. Всегда должны быть вещи, о которых человек будет жалеть, и которые попытается изжить из себя. Ну или как минимум, честно скажет сам себе в зеркале:
«Просто я человек – х*йло. Я поступаю плохо. Я попробую впредь делать добро, но 100% гарантии не даю».
Короче, давайте, уважаемые знатоки, раз нам даны глаза, смотреть, и раз дан мозг, анализировать увиденное. Но видеть за мужчиной и женщиной людей. И оценивать их людские поступки.
Женщина и нравственность никогда не лежали в одной плоскости. Ибо вместо нравственности под боком у женщины лежали мужчины.
Нравственность всегда оставалась где-то на половичке за порогом.
Виновны все.
Все х*йня кроме пчел. Да и пчелы тоже х*йня.
Слава богу, я еще что-то читаю. Слава богу - потому, что больную свою графоманию еще могу отличить от хорошей качественной литературы и не предаюсь гордыни с каждым многобуквенным рефлексивным чихом на бумагу.
Не слава богу, что не научилась находить место, где мысль можно смело отчикать ножничками, или что не вижу до сих пор, где в том, что я пишу, однозначное "мое", а где - чье-то, без сомнения замечательное, но явно прочитанное утром на странице 23, 2ой параграф снизу.
Не слава богу, что пишу, а сама за кадром страдаю от раздвоения личности, потому как эти двое (один - автор, явно бесполый, второй - женщина) ругаются, сидя на кухне за крепким чаем:
- о том, что есть литература, а есть женская истерика;
- о том, что есть мужская и женская литература;
- о том, что есть взгляд на происходящее сугубо материалистичный, рациональный, а есть изрядно эмоциональный, эзотерический, или если хотите, божественный.
И все эти ссоры происходят именно в то время, когда надо собраться и помочь мне.... Две бестолочи.
Никогда не была поклонником произведений Томаса Харди. Сюжеты его, бесспорно, захватывают. Образность, извращения романтической метафоричности... Но вот, простите, что касается эмоциональной сферы персонажей.... Куда их несет, зачем. Как-то не кругло, а совсем наоборот. Сухо, как английский пирог с почками трехдневной давности. (с вашего позволения, моя точка зрения)
Но есть у него, как минимум, одна великолепная мысль насчет выражения чувств женщинами. Сейчас она прозвучит изрядно феминистически. А тогда.... мне кажется, на нее и внимания не обратили, потому что "ну, мерлинова борода, какая разница, что она там решила..."
Вот она:
It is difficult for a woman to define her feelings in language which is chiefly made by men to express theirs. (Far from the maddling crowd, 1874)
Великолепна она не тем, что оправдывает меня и мое безбожное бумагомарательство, а, скорее тем, что ставит под сомнение универсальности средств выражения эмоций автором-мужчиной и автором-женщиной, и, соответственно, оценки их продуктов.
Так вот и выходит.
Хочется писать о том, что на душе, и говорить о гендерной идентичности в восприятии художественного слова. Хочется, чтобы поняли, и хочется, чтобы оценили мое, женское мнение. Хочется обструкции всех имеющихся приемов, почерпнутых из того же Харди, Уордсворта, Фоера и пр., и в то же время дистанции от Остин, Бронте, Вульф и еще много кого.
А еще хочется сказать что-то новое.
И не так, как когда открываешь в суете первое попавшееся чтиво, а оно - слово в слово, и может быть, не со зла, но, очевидно, вызывает прежнее чувство воткнутой арматурины, торчащей между лопаток, - говорит о том, о чем ты сейчас пишешь...
И после всех этих вскидываний рук в мольбах "пошли мне таланту, хоспаде", ты тупо смотришь на страницы, напечатанные в каком-то, что вы, что вы, издательстве,
тихо замираешь с одним вопросом в пустой тупой голове: "ну и зачем это все?"
Впрочем, одна надежда греет, что годам к 80и, перечитав, каждую несчастную книженку на этой гребаной планете, и переписав на несколько сотен раз каждую страницу своего эпохального труда, я не наткнусь нигде на что-то похожее.
И, быть может, что-то даже изобрету. Какой-нибудь эдакий приемчик. Фирменный.
Но к тому моменту, судя по всему, книги исчезнут с лица Земли.

***

"Стоит ли делить людей на тех, кто якобы послан нам с какой-то миссией, и невидимок, опосредованно передающих нам знаки? К чему облекать в фанатизм идею, что все наши случайные встречи не случайны, и все, что мы делаем осознанно друг для друга, начертано кем-то на наших руках? Что мы ищем - ответ или оправдание тому факту, что оказались здесь и сейчас? Что изменится в нашем сознании и в наших поступках, если идти лишь от того, что мы всей душой боимся бессмысленности своего существования, как яблоко, упавшее с дерева, боится, что семя внутри него сгниет, так и не дождавшись возможности прорости в новое дерево, или на худой конец, быть съеденным птицей или кротом? Можно ли, в принципе, жить и измерять свое счастье не тем, через сколько сердец прокатился твой клубок Ариадны, оставив где узлы, где сети, где рваные куски шерсти, зацепившиеся за голые ветки, а просто длиной и прочностью нити, и чертить свой путь и бросать след где-то в обход чужих судеб, находя радость от встреч на редких перекрестках?"
Ты приходил ко мне во сне сегодня и просил больше не суетиться. Видимо, и правда, пора отпустить. И свою душу вместе с тобой.
***
Марсианские хроники - наша реальность.
Кожа в комнатном свете становится желтой.
Влажный взгляд проиграл в кратком споре на дальность
и не зрит дальше этого ржавого болта,
раскусившего ложь в очках без диоптрий
и в окрашенных в рыжий концах моих нервов.
Как же страшно по списку считаться последней
и в строю на прощанье быть в рядах самых первых.
А любовный дискурс нетрудно сводится
к простому выводу в беседе с водкой:
Наши чувства - игра у поклонной колодицы.
ты сильней разобьешь себе лоб, а я- робко.
Ну а кто-то честнее и дольше, но молча
Вытирает кровь дланью с души одинокой,
и зовет чуть нежней, и так яростно строчит
результаты усвоенного нами урока.
После жизни достанется каждому весь
мир чудес, вы - друг другу, жизнь новая - сторицей.
Что ж, а мне - этот ветер и взгляд в снежный лес,
да рука в желтизне отвратительно смотрится.

***

Однажды подруга заметила: "Я не знала твоего друга. Но то, что ты говоришь о нем, заставляет меня думать, что он едва ли вообще человек. Это страшно, но такое чувство, что он жил для других. И оттого воспринимается скорее как символ".
Я согласилась. Символ, он всегда для других. Даже то, что он делал для себя, теперь уже является частью мозаики "Мой Ушедший" и сложена она из кусочков моих расколотых чувств и образов о его прошлых (а каких же еще?) поступках.
Все люди, которые, так уж случилось, больше ничего не могут добавить, становятся символами. Утратив материальную оболочку, они приобретают сверхреальную составляющую - кто в сознании десятка человек, кто - сотни... кому как повезет. И существуют после как объект интерпретации. Перефразируя слова Артура Шопенгауера, жизнь - это текст, а то, что после жизни - комментарий.
Интересно, а смогли бы мы оставить хотя бы жизнь, а точнее жизнь других, без этого реакционного и удушающего желания толпы понять все, что сделал человек - без "реверанса посредственности перед гением"? Ведь любой комментарий - пусть самый добрый и любящий, - будет до тошноты нелепым и абсурдным, потому что он идет не из уст самого Ушедшего.
Лучший документальный фильм о жизни человека: Фотографии. Фрагменты видео. Ни единого чужого слова. Эффект затемнения. Титры.

Памяти Е.Р.

Я не знаю, где ты сейчас,
и почти обиделась.
Собирались на дачу,
в баньку,
но уже декабрь.

Пространство -
не козырь,
когда речь о тебе
и других
невидимых.
Значит, время сменить
колоду
на нумизматику.

Бросить "рубь" в полях
и, аллилуйя,
выиграть
лет сто (или двести)
в глазах
ютьюбера - археолога.

О тебе пишут песни.
Это почти
бессмертие.
Я тебе посвящу свои
сычевание и
"матьтерезий".

С годами его не педалировать
становится трудно.
Как и желание задавать
вопросы о вечном
за полночь.

Например, что ты выберешь
между
пивом и
памятью
в масштабах вечности?
Почувствовала -
ты рассмеялся,
но бросил монетку. Решка.

Мои твиты

  • Вт, 17:24: Я люблю все, чего касалась твоя рука. Я люблю ее, потому что она делала тебя счастливым

Tags:

Мои твиты


  • Вс, 12:55: Ларъеган посвятили сегодняшний концерт памяти Егора. Еще хоть 1,5 часа он был с нами...


Tags:

Мои твиты

  • Пн, 18:56: Пушка сдохла всё пиздец Больше не чем отбиваться Что ж закурим брат-боец Нам от смерти не съебаться (с) БГ

Tags:

Мои твиты

  • Пт, 18:03: "...девушка, одержимая идеей быть менее невротичной, чем мать, и более талантливой, чем отец..." (с) Le hérisson
  • Пт, 19:28: "Не важно,что человек умирает. Важно,что он делал в момент смерти. Рене, что ты делала перед смертью? Ты была готова любить" (с) Le hérisson
  • Пт, 23:00: Каждый вечер задаю своей квартире один и тот же вопрос "Гоменум ревелио". Мне отвечает тишина.

Tags:

Profile

zolotaja_juls
zolotaja_juls

Latest Month

February 2016
S M T W T F S
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
2829     

Tags

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by Kenn Wislander